ФПРХ » Музей » Ветераны профсоюзного движения

Альбина Николаевна Гнеденкова

Альбина Николаевна ГНЕДЕНКОВА в этом году празднует юбилей – 75 – лет.

Она полвека отдала служению людям и более 20 лет была рулевым Хакасского республиканского профсоюза работников здравоохранения РФ (с 1983 по 2004 год).

Ее можно смело назвать ветераном профсоюзного движения нашего региона.

Про нее немало публикаций в СМИ. Одну из статей мы хотим представить вашему вниманию.

НЕ СОЗДАНЫ МЫ ДЛЯ ЛЕГКИХ ПУТЕЙ

Смысл. Во все времена люди мучительно искали ответ на вопросы “Кто я?”, “Зачем живу на этом свете?”, “Каково мое предназначение?”. Конечно, кто-то живет ради мира вещей и вполне доволен существующим положением дел. Но наша героиня человек не такой. Свой смысл жизни она нашла еще в юности. Ее девиз, которого всегда придерживалась, — делать людям добро. Не покривим душой, если скажем, что эту необыкновенную женщину знают не только многие жители Хакасии, но и практически все медицинские работники республики.

Долгая дорога к призванию

Родилась Альбина Николаевна в Абакане. Отец, Николай Ильич Макеев — журналист, долгое время работал в должности заместителя главного редактора газеты “Советская Хакасия”. Мама, Раиса Гавриловна, была партийным работником.

Путь в медицину у Альбины Николаевны не был извилистым и непредсказуемым. В юности о профессии врача даже и не думала. В школе она всегда хорошо училась, в основном на пятерки. Нравились ей точные науки: физика, алгебра, геометрия. В 1956 году окончив десятилетку в Ачинске, куда переехала семья — Николай Ильич тогда работал главным редактором местной газеты, — Альбина Макеева поехала поступать в Томский университет на физико-техническое отделение. Экзамены сдала хорошо — три пятерки, три четверки. Каково же было удивление, когда по конкурсу прошли те, кто получил такое же количество баллов или меньшее, а ее не приняли… Могла остаться в Томске, ей предложили учиться условно в университете или без экзаменов поступить на вечернее отделение Политехнического института. Сомнения растерявшейся девушки разрешил отец, сказав по телефону: “Приезжай домой”. В Ачинске поступила в элеваторный техникум и параллельно работала на полставки техническим секретарем в горкоме КПСС. Успевала все: и учиться, и работать, и спортом заниматься. Именно тогда она заняла третье место по конькобежному спорту на соревнованиях в Красноярском крае.

Кто знает, как сложилась бы судьба Альбины, если бы она не приехала в Абакан погостить к своей родной тете Клавдии Пашковой. Клавдия Никифоровна была главным врачом родильного дома. “Моя тетя была акушером-гинекологом первой руки. Я видела, как ночью, в выходные, праздники приезжала “скорая помощь” и увозила ее на сложные случаи”, — вспоминает Альбина Николаевна. Именно этот пример нужности людям, доверительные разговоры с тетей и помогли принять решение: “Буду поступать в медицинский институт”. Поддержала мама: “Доченька, я и сама в юности мечтала быть врачом”. И не доучившись в техникуме, а оставалось только сдать госпрактику и госэкзамены, девушка забрала документы. Окончив подготовительные курсы, она поступила в Красноярский медицинский институт. Учеба в мединституте — дело одновременно серьезное, трудное и увлекательное. Альбина Николаевна поняла, она нашла то, к чему так долго шла: медицина — это ее призвание.

Первые шаги врача

Будучи студенткой мединститута Альбина Николаевна работала: сначала медсестрой на краевой станции переливания крови, а потом акушеркой в роддоме Красноярска. Это не только помогало заработать на лишний бутерброд, но и формировало врачебное мышление и навыки. Впоследствии, работая микропедиатром, могла сама взять у новорожденных кровь из вены, одна из первых в Хакасии начала делать спинно-мозговую пункцию.

После окончания мединститута в 1964 году во время распределения попросилась домой, в Абакан. Работала врачом-педиатром в роддоме, участковым педиатром и вновь вернулась в роддом, но уже не просто врачом-педиатром, а заведующим детским отделением. Альбина Николаевна всегда старалась внедрять самые передовые технологии того времени. Именно в период ее работы в детском отделении появился первый кювез — такая маленькая камера с искусственно поддерживаемой для недоношенного младенца температурой и влажностью. Все сложные случаи доставались врачу Гнеденковой. За ней прибегала санитарка, благо что дом, где жила семья заведующей, был недалеко от роддома. Она выхаживала крох весом чуть больше килограмма. Выходила всех, старалась следить за их судьбой в дальнейшем. “Все дети выросли психически нормально развитыми”, — с гордостью делится Альбина Николаевна. Стоит также сказать, что именно она первой в Хакасии провела заменное переливание крови новорожденному с гемолитической болезнью, возникающей на почве несовместимости крови матери и плода по резус-фактору в результате резус-конфликта. Это сейчас этот метод считается вполне рядовой манипуляцией, а в 60-е годы это был прогресс.

При ней абаканский роддом переехал из старого деревянного здания в новое, кирпичное, в котором находится до сих пор. Еще не раз за свою врачебную практику Альбине Николаевне придется “перевозить” лечебные учреждения, обживать новые владения.

“Колхозная мама”

Одна из главных страниц жизни Альбины Николаевны, показывающая всю глубину ее доброты и самопожертвования, — работа главным врачом в абаканском доме малютки.

Она и не собиралась менять место работы, ей так нравилось то, чем тогда занималась. Столько профессиональных планов, идей, желания самосовершенствоваться. Но у коллеги, с которой дружила, в семье случилась страшная трагедия, и Гнеденкова взяла отпуск в роддоме, чтобы заменить приятельницу, пока та не оправится от удара. Первое посещение дома малютки повергло ее в шок, сердце сжалось от сострадания: пять неблагоустроенных деревянных избушек, вместо холодильников — погреб, вместо водопровода — колодец, транспорт — старенький мерин. И дети… Тронули пронзительные детские глаза, парадная одежда: застиранные штапельные рубашонки, сатиновые шортики и постоянно спускающиеся в гармошечку чулочки, пажики на которых всегда были без пуговиц — двух - трехлетние малыши их откручивали и отгрызали. Захотелось что-то сделать для этих несчастных сирот, и Альбина Николаевна развила бурную деятельность! Стучалась в двери самых высоких кабинетов. Заметили. И когда “отпускница” должна была выйти на постоянную работу, то в обкоме партии ее попросили остаться на этой должности. Решение принималось нелегко, потом еще год она ездила в роддом на тяжелые случаи…

Все соглашались — дому ребенка необходимо новое здание, но дальше разговоров дело не шло. И тогда Альбина Гнеденкова вместе с заместителем начальника облисполкома по вопросам здравоохранения Вячеславом Росляковым, который стал ее союзником, придумали и осуществили довольно рискованное предприятие. Если бы все открылось, то неизвестно, как бы это отразилось на заговорщиках. Но решив, что цель оправдывает средства, они инсценировали сцену разрыва печи. Когда прибывшие пожарные и высокопоставленная комиссия увидели, что среди копоти, разбросанных кирпичей на горшках сидят маленькие чумазые дети, то вопрос о переводе детей немедленно решился. В ту пору уже был построен детский ясли-сад на 240 мест, в нем-то в мае 1971 года и разместился дом ребенка, получивший название детский дом “Малышок”. В него также перевели детей дошкольного возраста из двух детских домов Хакасии.

В шутку ее называли “колхозная мама”. Не обижалась, даже гордилась. Попробуй-ка обиходь столько малышей! Альбина Николаевна добилась увеличения финансирования. Ее уже везде знали. На базах специально откладывали хорошие детские комплектики, колготочки… Трикотажная фабрика дарила сиротам первую продукцию своего экспериментального цеха.

Альбина Николаевна понимала, что, работая в “Малышке”, теряет профессиональные врачебные навыки — здесь положено находиться только здоровым детям. И после четырех лет на посту главврача дома ребенка она, подыскав себе замену, все же умолила перевести ее на работу в лечебное учреждение и пошла простым участковым врачом. Через три года ее перевели в детское инфекционное отделение, где вскоре доверили должность заведующей отделением. Инфекционная больница в те годы находилась в старом здании барачного типа на месте нового хирургического корпуса. Условия, в которых приходилось лечить больных, мягко говоря, комфортными не назовешь. И Альбина Гнеденкова, используя свою депутатскую должность, а она была депутатом городского Совета депутатов Абакана 12, 13, 16, 17-го созывов, всячески лоббировала идею строительства новой инфекционной больницы.

Врачебные будни состоят из эпизодов. Очень многих тяжелых больных удавалось выхаживать. Многие родители до сих пор вспоминают о ней с благодарностью. Альбина Николаевна с профессиональной гордостью рассказала о случае, когда ей удалось впервые в Хакасии и даже, может быть, в России, тогда не было таких публикаций, спасти ребенка в месячном возрасте с вирусным гепатитом В. Помнит даже имя крохи — Оля Сухова. Сейчас это уже взрослая женщина. Выходила она вместе с мамой и трехлетнюю малышку, которую уже красноярские врачи отправили “по месту жительства”, такое написание означает одно… Нынче девчушка уже сама мама.

“Я согласна с высказыванием, что характеризует врача, как ни странно, — кладбище. Чем оно больше, тем хуже врач. За всю мою врачебную практику у меня погиб только один больной, и произошло это только потому, что слишком поздно к нам поступил”, — делится сокровенным Альбина Николаевна.

Строительство замороженной в 60-е годы прошлого века коробки инфекционной больницы продолжилось в конце 70-х. Альбина Николаевна тогда была уже главным врачом инфекционной больницы, поэтому и все “прелести” строительства испытала на себе. Сдана новая больница была в мае 1980 года. По заключению профессора Скавинского, это была больница высочайшего уровня. Он считал ее второй в Красноярском крае. Тогда закончить строительство и оборудовать ее помог Владислав Торосов, работавший секретарем горкома партии.

Вся деятельность Альбины Гнеденковой не осталась незамеченной. В 1982 году ее фотографию поместили на городскую Доску почета.

Профсоюз

В конце мая 1983 года Альбина Гнеденкова была избрана председателем республиканского комитета профсоюза работников здравоохранения. В этой должности она трудилась до конца 2004 года.

В профсоюз Альбина Николаевна пришла не по своему желанию. “Всю жизнь себя видела только врачом и хотела работать только врачом”, — грустно улыбается она. Никогда, ни одной минуты не жалела, что она врач. Ей был знаком душевный подъем, когда понимала, что сделала все, что могла, и никто не сделал бы больше. Но она была членом КПСС, в обкоме партии стали убеждать. Согласилась только потому, что верила, что сможет улучшить условия работы медицинских работников. Надеялась, что проработает недолго, потом ей найдут замену. Работы было много. Работала на паритетных началах с министром здравоохранения Хакасии. Связь же с лечебным делом, чтобы не потерять квалификацию, не прерывала — в детской больнице работала инфекционистом, занималась лечением детей с хроническими формами гепатита.

В 1984 году она была удостоена звания “Отличник здравоохранения СССР”. Альбина Николаевна имеет множество наград от Федерации профсоюзов СССР и России.

За 20 лет, в течение которых возглавляла профсоюз работников здравоохранения, смогла помочь многим медикам. После сложения в 2004 году полномочий председателя она продолжает трудиться специалистом по правовым вопросам.

В 80 — 90-е годы в профсоюзе состояло около 15 тысяч работников здравоохранения. Сегодня в профильном профсоюзе около десяти тысяч членов профсоюза. Раньше, как отмечает Альбина Николаевна, в профсоюзе работать было намного легче. Нынче основная функция профсоюза, помимо многих других, правозащитная. В основном отстаивают в суде право медиков получать пенсию по выслуге лет. “В 2007 году мы защитили пять человек, в 2008-м выиграли шесть процессов”, — говорит Альбина Гнеденкова.

Строительная эпопея

Еще одна яркая страница биографии и еще одна стройка, а если точнее, то строительная эпопея. Медицинским работникам перестали давать бесплатное жилье. В 1991 году была выделена площадка под строительство кооперативного дома “Медик”. Инициатором был реском профсоюза. Начало строительства затягивалось, время шло. Уже встал вопрос о закрытии стройки, и на собрании членов кооператива люди пришли в ужас: многие состояли в кооперативе пять-шесть лет, столько денег вложено... И на собрании дольщики смогли-таки уговорить Альбину Николаевну, которая не являлась членом кооператива, стать председателем “Медика”. Все понимали — если не сможет она, то не сможет никто, и на строительстве, мечтах о квартире и уже вложенных деньгах можно поставить крест. Строительство длилось семь лет. За это время Гнеденкова освоила множество профессий: прораба, экономиста, юриста, разведчика по обнаружению замороженных строек и психолога, способного уговорить хозяев этой стройки продать стройматериалы по сходной цене. Она отточила свое умение общаться с руководителями предприятий и чиновниками. Но поставленной цели добилась! Дом был построен. Его себестоимость оказалась намного ниже рыночной. В 2001 году была сдана первая очередь дома, а в 2003-м — вторая. И несмотря на то, что “Медик” изрядно потрепал нервы и сильно пошатнул здоровье Альбины Николаевны, она безмерна рада, что помогла 110 семьям обрести свои квартиры.

Незыблемая опора

Альбина Гнеденкова производит впечатление человека, довольного своей судьбой. В профессии состоялась, и не в одной. Во всяком случае есть чувство удовлетворенности своей работой. Женская судьба тоже удалась. Есть незыблемая опора — любимый муж, Анатолий Гнеденков. Несколько лет назад они отмечали золотую свадьбу. Вместе они вырастили хороших сыновей — Игоря и Алексея. Растет четверо внуков.

— Почему я все успевала? — смеется Альбина Николаевна. — У меня хороший муж. Анатолий Иванович прекрасный семьянин. Где бы я ни была, чем бы ни занималась, за дом всегда была спокойна. Когда уезжала в командировку, то он никогда за помощью к моей маме, которая жила с нами в одном подъезде, не обращался. В нашей семье всегда было доверие. Он душа коллектива и любой компании. Технически очень грамотный, и руки золотые. Много лет проработал инженером по технике безопасности. У нас дома лежит столько грамот разных, награждали за рационализаторство. И мне он смастерил приспособление для промывки игл и шприцев. Мы им в инфекционной больнице пользовались…

С мужем родились в один год и в один месяц. У меня день рождения 18 января, а у него 25. Так что наш солидный юбилей в один день отмечать будем.

Всю жизнь Альбина Николаевна прислушивается к своей совести и поступает не только так, как хочется, но и так, как надо. Это вызывает глубокое уважение, ведь то, насколько тяжело следовать этому принципу, знает каждый из нас.

Ольга БАХМАН

Газета «Хакасия»


Назад к списку