ФПРХ » Новости

СЛУШАЙ, ДАВАЙ ВЕРНЕМСЯ

В Госдуме 6 марта рассмотрели несколько абсурдный в нынешних реалиях вопрос: надо ли снижать пенсионный возраст? Несмотря на то, что его только-только подняли, фракция “Справедливой России” тему эту вынесла на обсуждение - вкупе с добрым десятком других предложений по изменению пенсионной системы. При этом даже оппоненты “эсеров” согласны, что система эта изменений требует. Но голосовать за них не стали.

БАНКЕТ УЖЕ ОПЛАЧЕН

В Госдуме 6 марта состоялась обещанная ранее дискуссия о законопроекте “Справедливой России”, которым предлагается не только отменить повышение пенсионного возраста, но во многом изменить действующую пенсионную систему (см. “Солидарность” № 7, 2019). Напомним, эсеры хотят вернуться к минимальному трудовому стажу в пять лет (с 2014 года постепенно увеличивается до 15 лет). Кроме того, отказаться от балльной системы начисления пенсий и сделать накопительную ее часть сугубо добровольной. Также - разморозить индексацию пенсий работающим пенсионерам. И разрешить выходить отдельным категориям мужчин на пенсию в 55 лет и женщин - в 50.

“В целом законопроект содержит существенное количество внутренних правовых пробелов, противоречий и коллизионных норм, которые не позволяют однозначно оценить его концепцию и могут создать правовую неопределенность при реализации гражданами права на установление страховых и накопительных пенсий”, - говорится в заключении комитета ГД по труду.

- Существующая балльная система, во-первых, никем не может быть просчитана. Если хотя бы две руки поднимутся [в этом зале] тех людей, которые готовы сами подсчитать свою личную пенсию, исходя из балльной модели… А, вот и не поднимается, - иронизировал с думской трибуны один из авторов законопроекта Олег Шеин. - Второе, о чем мы говорим, - это отказ от обязательной накопительной части. Она не может быть реализована в стране, где медианная зарплата 23 тысячи рублей.

Напомним, кстати, что ФНПР придерживается идентичной позиции по накопительной части пенсии: только на добровольных началах! Об этом едва ли не в каждом своем выступлении говорит Михаил Шмаков.

Что касается пенсионного возраста, то его, по мнению Шеина, “надо не увеличивать, а снижать”. Аргументация опирается на данные Росстата: в позапрошлом году на рынок труда пришли 600 тысяч молодых людей, в прошлом 800 тысяч, а прогноз на 2023 год - уже 1,2 млн. Но из-за повышения пенсионного возраста рабочих мест на всех не хватит - их продолжат занимать пожилые работники.

Предлагается и разморозить индексацию пенсий работающим пенсионерам: “люди не виноваты в том, что их труд востребован, не надо их за это наказывать”. Деньги на это, по мнению авторов законопроекта, можно найти путем перехода к плоской шкале страховых взносов (сейчас за много зарабатывающих отчисляется меньший процент). Ожидается, что такая мера может давать бюджету Пенсионного фонда около 600 млрд рублей в год. Второй рецепт - борьба с теневой занятостью, при которой в ПФР от работников не поступает вообще или почти ничего (по “черной” и “серой” схемах соответственно). Средство такой борьбы - отказ компаниям, использующим “теневой” труд, в любых налоговых льготах и государственных заказах.

Выступавшая с докладом от комитета по труду Светлана Бессараб (“Единая Россия”) цитировала то самое заключение, о котором говорилось выше. То есть говорила, “какие правовые пробелы и противоречия содержит данный законопроект”:

- С одной стороны, законопроект направлен на отмену балльной пенсионной формулы. Но не определен механизм конвертации пенсионных баллов в расчетный пенсионный капитал, - привела она пример. - Предлагается создавать систему добровольных пенсионных накоплений. Но эта система будет создаваться с нуля, запрещается участие работодателей в формировании накопительной пенсии для своих работников. Не определен статус тех пенсионных накоплений, которые уже были сформированы в предыдущие годы.

Что же касается отмены предельного порога зарплат, после которого в ПФР отчисляется не 22% от фонда оплаты труда, а 10%, то большинство в комитете по труду считает: это повлечет неограниченный рост пенсионных прав богатых и снижение прав бедных. По поводу же отмены повышения пенсионного возраста в представленных документах была найдена досадная ошибка. В одном месте предлагается наложить мораторий на такое повышение до 2030 года, а в другом - ввести его бессрочно…

- От себя хочу добавить, что авторами законопроекта не учтены те положительные изменения, которые получили более 33 млн пенсионеров как прибавку к пенсии. А также пенсио- неров-селян, 864 тысячи из которых получили 25-процентную прибавку к фиксированной части пенсии, - напомнила Бессараб. - На все это потрачено из бюджета 364 млрд рублей и предполагается еще 85 на задачи, которые поставил перед нами президент.

ВОТ ВАМ, [А НЕ] ШАНС

Депутат Айрат Фаррахов (“ЕР”) вернулся к вопросу финансового обеспечения законопроекта. И поинтересовался у Олега Шеина, не считает ли он, что повышение налоговой нагрузки “идет вразрез с основными направлениями налоговой, бюджетной политики, с позицией президента, с позицией бизнеса”? Как будто социалисты, каковыми объявляют себя “эсеры”, должны оглядываться на бизнес. Это же не президент, в конце концов…

- Разумеется, предложения “Справедливой России” идут вразрез с позицией бизнеса, а точнее, крупного капитала, - втолковывал в ответ Шеин. - Потому что мы представляем интересы другой части населения нашей страны - работников. Что касается налоговой нагрузки - стандартные для развитых стран затраты на пенсионные выплаты составляют 12 - 14% от ВВП. В России они составляют порядка 7,5%. То есть, в переводе на нормальный язык: российский бизнес вполне спокойно может позволить себе увеличить налоговую нагрузку только по этой позиции на 4,5 трлн рублей в год, и никто по миру не пойдет.

Коллега Шеина по фракции Валерий Гартунг признал в своем выступлении, что законопроект содержит “нормы, которые должны быть доработаны ко второму чтению”. И в качестве “но” почему-то указал на то, что все последние предложения “СР” не нашли поддержки у большинства депутатов. Это и про наследование пенсий, и про разморозку накопительной части, и даже про предложение не повышать пенсионный возраст.

- То есть вы отвергаете все наши предложения. Тогда, коллеги, а где альтернативные предложения? - развел руками Гартунг, не учтя, видимо, что предложение правительства и единороссов повысить пенсионный возраст можно в данном случае считать как раз альтернативным. - Вы что, считаете, что действующая пенсионная система оптимальна? Да она никого не устраивает! Ее надо менять - и вот вам шанс!

- Бесспорно, в представленном законопроекте есть достаточно интересные и, на мой взгляд, совершенно справедливые идеи, - взял слово первый зампред комитета по труду Михаил Тарасенко (“ЕР”). - Например, отказ от [обязательной] накопительной части. Наверное, можно говорить и о том, что балльная система несовершенна. Но новеллы, которые сегодня здесь прозвучали, не тянут на звание “смены пенсионной системы”. И, безусловно, некоторые моменты удивляют небрежностью. Так, авторы пришли к выводу, что жизнь на Земле закончится в 2030 году. Потому что в одной части написано, что нельзя повышать пенсионный возраст бессрочно, а в другой - что до 2030-го…

Что интересно, коммунисты и жириновцы выступать не стали и ни одного вопроса не задали. Это наводит на мысль: обиделись, что не им в голову пришел такой замечательный законопроект. Но нет: судя по результатам голосования (98 депутатов “за”), они поддержали коллег из “СР”. Однако толку от этого было мало: как и предсказал Тарасенко, единороссы “не голосовали” за законопроект. Они не были “против” и не воздержались. Просто не стали себя утруждать нажатием кнопок.

Из рубрики “Парламентская хроника”


Назад к списку новостей